nvdvr: (Default)
С прискорбием воспринят мною выход нового сборника рассказов и повестей В. Пелевина «Ананасная вода для прекрасной дамы» в издательстве «Эксмо». Эта компания не умеет ни верстать, ни печатать книги. Особенно книги Виктора Олеговича. Хлипенькие обложки, бумага, которой один шаг до туалетной, безобразно подобранные шрифты и всё это по цене от 10$ — с чего? Будьте честны, выпускайте с тем же качеством бумаги мягкую клеевую обложку рублей за сто в розницу, а за 350 и далее будьте добры предоставлять приятную рукам и глазам нормальность. Книга должна быть книгой как внутри, так и снаружи, а если вы про это забыли, то какое же вы издательство? Правильно, никакое.
nvdvr: (Default)
   «...Между прочим, умение общаться с окружающими не та­кая уж прос­тая проб­ле­ма. Пра­ви­ла по­ве­де­ния в об­щест­ве соз­да­ва­лись ве­ка­ми и, как лю­бое куль­тур­ное нас­ле­дие, ещё ждут сво­их ис­сле­до­ва­те­лей.
   Есть забавная история о происхождении хороших манер.
   Од­на­жды мок­рый снег зас­тал боль­шую ком­па­нию ежей на ка­мен­ном пла­то. Они с тру­дом отыс­кали не­боль­шую пе­ще­ру. Сби­лись в кучу — так теп­лее. Но те, кто по­пал в се­ре­ди­ну, за­ды­ха­лись, а те, кто был с краю, мёрз­ли. Ежи про­бо­ва­ли са­мые раз­лич­ные ком­би­на­ции, но ни­как не мог­ли отыс­кать „зо­ло­той се­ре­ди­ны“: то они ко­ло­ли друг дру­га иг­ла­ми, то за­мер­за­ли, то стал­ки­ва­лись, то раз­бе­га­лись по уг­лам. В кон­це кон­цов ежи наш­ли то, что ис­ка­ли: уст­ро­и­лись так, что ни­кто ни­ко­го не ко­лол и всем бы­ло оди­на­ко­во теп­ло. И вот это-то иде­аль­ное рас­по­ло­же­ние, эту вза­и­мо­у­доб­ную по­зи­цию они и наз­ва­ли „хо­ро­ши­ми ма­не­ра­ми“».
М. Ходаков «Как не надо себя вести» (изд-во ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», 1972 г.)
nvdvr: (Default)
Кинорежиссёры, хоть и призваны наряду с поэтами художественной мыслью опережать время, оказались ошеломлены этим самым временем не меньше зрителей. Скоро двадцать лет, как вместо обработки художественных задач головы режиссеров (кроме единичных случаев) заняты преимущественно поиском денег и просчётом вариантов их отбивки, поэтому, независимо от сценарного материала и мастерства занятых актёров, подавляющее большинство картин нового века отличается общей чертой — отсутствием ансамбля. Ракурсы не дружат с мизансценами, камера искоса глядит на текст, звуки и цвета живут отдельно от голосов и глаз, а каждый актёр играет в каком-то своём, неведомом его напарникам фильме. Ярче других это проявилось у Бортко в «Идиоте», но в той или иной степени большинство современных российских картин эклектичны и дисгармоничны без преднамеренной на то установки. Шахназаровская «Палата № 6» (смотрел её второй раз, первый — осенью в «Эльдаре», так что время подумать было) не явилась исключением из этой патологической канвы.

Почему-то вспомнилась советская фантастика: из-за бессилия перед системой и атеистической верой в светлую даль люди и машины будущего, описанные настоящим, почти всегда выглядели и действовали либо без необходимости разрушительно, либо чересчур утилитарно, как фон для героев. «Арестофан или Аристофан» — спрашивает робот Вертер, андроид конца XXI века, которого создатели не удосужились снабдить самым простым спелл-чекером. Чеховские персонажи вечного русского прошлого в современности получились у Шахназарова такими же нелепыми существами, по неизвестной причине говорящими чуждый им текст. Не весь фильм, конечно, всё-таки Шахназаров — не Германика, а Ильин и Стычкин — не гормонально зависимые малолетки... Так с них и спросу больше. При понятных задумках нет-нет да ощутишь вторичность (натуральных психов в кино снимали не раз, псевдодокументальность тоже не в прошлом году придумана) и заметишь непричастность режиссёра к действию на экране. Какие-то сцены получились более убедительно, какие-то менее, но всем чувствам, которые будил Антон Павлович, мешает именно эта неравномерность.

У Чехова вся Россия — психлечебница, Шахназаров предполагал, что психлечебницей станет каждый кинотеатр или квартира во время просмотра. Но, отличившись от оригинала, в фильме Рагина не хоронят, не оставляя вообще никакого выхода из страшившей его действительности.

Посмотрев — перечитал. Оказывается, главное оправдание начала нашего века придумал Чехов, Андрей Ефимыч у него говорит: «...виноват не я, а время... Родись я двумястами лет позже, я был бы другим». Только сегодня безнадёжную наивность сменила бесстыдная наглость: «Не мы такие, жизнь такая» — а потом запрыгнуть в бумер, чтобы ехать неизвестно куда и неизвестно зачем. Рагин после самоуспокоительного вывода идёт спать, но уснуть не может — к середине повести такие состояния целиком примеряешь на себя. Шахназарову, хотя бы за прошлые заслуги, тоже хочется верить и сопереживать его героям, однако не получается. После фильма кажется, что ходить умел с рождения, а спать научился только вчера. Ложишься, просыпаешься и желания вспоминать «Палату № 6» не возникает.

Добавка
Многие хвалят актёра Алексея Верткова, сыгравшего в «Палате № 6» Громова. И молодое дарование, и гений... Иногда сдержанно повторяют за Гордоном о «избыточной театральности», хотя не очень понятно, о чём идёт речь.
По мне, для таких эпитетов нужно, чтобы актёр хотя бы с текстом слился в единое целое, не говоря о том, чтоб переиграть, например, Ильина. Вертков — это главный провал фильма, а никакое не открытие.
Какая-то мерзкая черта у зрителей — однобоко хватить экспрессию и искусственное сумасшествие, а не роль в комплексе. Эдак вы, господа, троллейбусными карманниками восхищаться начнёте, мол, кошелёк увели, но как незаметно! Нельзя так.
nvdvr: (Default)
Раньше жгли, теперь запрещают. Отечественный Баян Ширянов со всеми видами пилотажа давно под колпаком, теперь вот и до Томпсона добрались. Хорошо, что ельцинская «Исповедь на заданную тему» давно из моды вышла. Там есть глава, как борисниколаичу взрывателем пальцы оторвало — сегодня наверняка усмотрели бы следы экстремизма.
nvdvr: (кому кокосы?!)
Последние несколько лет Министерство образования — ньюсмейкер № 1 (в первую очередь благодаря ЕГЭ), но в свете грядущего учебного года, в конце щедрого на трагедии августа, не напомнить о себе ещё раз было бы должностным преступлением.

Аккурат к 1 сентября разразился скандал по поводу вступления в силу приказа, определяющего «список словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации» (№ 195 от 8 июня 2009 г.). Неведомый импульс определил выбор всего четырёх словарей:
  1. Орфографический словарь русского языка. Букчина Б.З., Сазонова И.К., Чельцова Л.К. - М: «АСТ-ПРЕСС», 2008. - 1288 с.
  2. Грамматический словарь русского языка: Словоизменение. Зализняк А.А. - М.: «АСТ-ПРЕСС» 2008. - 794 с.
  3. Словарь ударений русского языка. Резниченко И. Л. - М.: « АСТ-ПРЕСС», 2008. - 943 с.
  4. Большой фразеологический словарь русского языка. Значение. Употребление. Культурологический комментарий. Телия В.Н. - М. : «АСТ-ПРЕСС», 2008. - 782 с.
Невооружённый, да что там невооружённый — закрытый глаз и то с ходу отмечает две странности: в списке нет толкового словаря, и все книги выпущены одним издательством. Происшествие замечательно ещё и тем, что вызывало не только горячие споры в профессиональной среде, но и продемонстрировало суть работы российского чиновничества: для успешного решения проблем их нужно своевременно создавать.

Теперь есть работа у всех: у филологов — до скрипа волос спорить, какой русский язык самый русский, и почему словари многих других известных авторов пущены побоку; у журналистов — прекрасный информационный повод разобраться с монополией «АСТ-ПРЕСС» на грамотность; наконец у чиновников самого министерства и смежных ведомств — писать доклады и отчёты о проделанной работе, вносить изменения и поправки, разъяснять и дополнять.

Удивление и восхищение вызывает выносливость наших унтер-офицерских вдов: не прошло и суток, как представителями Минобраза было заявлено, что «в дальнейшем список официальных изданий может быть расширен, а то, что других словарей нет в этом перечне, вовсе не означает, что в них нет языковой нормы — просто издательства вовремя не подали заявки в специальную комиссию и не прошли экспертизу».

У кого-то ещё остались печатные выражения?

.
nvdvr: (Default)
Одно из самых сильных потрясений начала 90-х — купленная возле «Военторга» перепечатка «Заветных сказок» А. Н. Афанасьева. Не брошюристая, а в твёрдой обложке, вызывающая доверие наличием предисловия и примечаний...
Помните: «Сивка-бурка, вещий (-ая) каурко (-а)! Встань передо мной, как лист перед травой!»? Согласно той книжке, Сивка-бурка вставал пред добрыми молодцами вовсе не как «лист перед травой». Тоже в рифму, но ни лист, ни трава там не фигурировали.
Так заканчивалось детство.
nvdvr: (Default)
Такую книгу нужно покупать в двух экземплярах. Один — чтобы читать стихи, другой — для рассматривания рисунков.
Со временем можно будет установить, что для тебя важнее: вещи или представления о вещах.
nvdvr: (Default)
В ларьке неподалёку от спорткомплекса «Олимпийский» продаются книги по 20—50 руб./шт. В основном мишура, но встречаются и приятные исключения, например, «По уссурийскому краю» Арсеньева или сборник стихов Кольцова. Однако самое замечательное на этом книжном развальчике — коробка с мягкой литературой. Маринина, Незнанский, Донцова, Хмелевская и ещё что-то, к чему нужно присматриваться для уверенности, что перед тобой действительно книга, лежит за бумажной перегородкой с надписью «Лапша быстрого приготовления».
nvdvr: (Default)
Начинаешь читать Рому Воронежского и первой мыслью думаешь: «Похоже на Хармса!», но тут же второй мыслью цепляешь третью, делаешь малюсенькое мозговое усилие, чтобы та ухватилась за первую, и все они вместе закружились в весёлом хороводе, забывая о том, кто и что им напоминает.

Большое спасибо замечательному, давно и горячо любимому автору, написавшему «Уроки кофе»!

Profile

nvdvr: (Default)
nvdvr

July 2014

S M T W T F S
  12345
67 89101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 06:57 am
Powered by Dreamwidth Studios