nvdvr: (Default)
Удивившись однажды возможностям кассы системных шрифтов OS Windows, писатель Виктор Пелевин создал сонет «Психическая атака». Передать его текстовое содержание в шаблоне страниц социальных сетей не представляется возможным, но показать — вполне.

221.03 КБ

Что, помимо вымышленного автора, — Петра Пустоты — подписавшего сонет, бросается в глаза?
— Отсутствие знаков препинания (что неудивительно для героя-декадента).
— Новаторская рифма последнего терцета (edd вместо ede).
— Искаженная цитата из Маяковского (в стихотворении «Во весь голос» строка имеет вид: «Парадом развернув моих страниц войска»), взятая эпиграфом.

Последний пункт не ошибка, но авторский намек.
Согласно общепринятому графическому представлению действий, «разворачивающиеся парадом» войска должны были бы следовать слева направо. Подписавшийся же Пустотой Пелевин своих солдат именно «выводит» [со] страниц. Дополнительным доказательством отступления можно считать походное, а не боевое положение винтовок, особенно хорошо различимое на силуэтах командиров.

Однако современные технические средства помогают нам не только мгновенно познакомиться с произведением Пелевина, но и гораздо глубже понять его. Вот как, например, выглядит «Психическая атака» в исполнении ридера AmazonKindle.

445.71 КБ

Как видим, устройством проявлена суть авторских войск, доживших до сегодня. И теперь сонет не только максимально актуализирован символически, но и передает главную идею установившегося и крепнущего миропорядка: нет командиров, кроме $.
nvdvr: (Default)
Т. н. «перашки» слишком популярны. Согласно русской литературной традиции, скоро они неизбежно преобразуются в анти-перашки и гипер-перашки. Первые охарактеризуются патриотическим радикализмом и сменой ритма, вторые — стремлением вернуться к рифме и словарно закреплённому правописанию. Патриотические обязательно сменят название (допустим, на «калабки»), а те, у которых ничего не получится, похоронят жанр.

P. S.
чтобы прослыть оригинальным
на дни рожденья всем друзьям
бутылку с противоцинготным
я обязательно дарю

негры

Jan. 5th, 2011 11:27 pm
nvdvr: (Default)
Америку погубит вовсе не коррупция, а политкорректность, завязанная на комплексе неполноценности выходцев из стран Африки, отвоёвывающих всё новые и новые плацдармы для войны за превращение из меньшинства в единственное на североамериканском континенте большинство. Вероятно для того, чтобы сделать из Америки вторую Либерию.

Трепещите, книголюбы: в книге Марка Твена заменили «обидные» слова, точнее, конкретное обидное слово — негр. Был Джим беглым негром (что вызывало справедливое негодование по поводу расистской политики США времён Тома и Гека), станет безликим беглым рабом. Это не сильно скажется на замечательных книгах, но осадочек выпадет на всё американское население.

Ничего общего с борьбой за равные права негроцензура, конечно, не имеет. Это борьба за права исключительные, за переписывание литературы и истории, за узаконенную глупую мелкую месть белым, которым негры сами себя и противопоставляют.
читать/смотреть )
nvdvr: (Default)
Поздно заметили телепрограмму, воткнули «Школу злословия», гость — Полозкова. Уже минут пять тараторят ведущие, Верочка лишь кивает и пытается вставить что-то про Бродского. Надеюсь, до окончания программы ей всё же предоставят слово. Потом скачать-пересмотреть надо: в первой части она хоть что-нибудь успела сказать до того, как Татьяна Никитична и Авдотья Андреевна увлеклись друг другом?

N.B. Где-то задроченный Игорь Панин?

P.S. Досмотрели. Хер с ним, с Паниным — тётки по ту сторону стола ещё хуже себя вели.
nvdvr: (Default)
«За свечи, купленные вне храма, небесная администрация ответственности не несёт...»
107.92 КБ
А в церкви на Серпуховской года два назад висело объявление «Свечи, приобретённые вне нашего храма, не принесут радости святым, коим будут поставлены».
Жаль, тогда фотоаппарата при себе не было, а когда снарядился — объяву сняли.

То ли крик, то ли укор, то ли констатация. (Я вообще сначала про журнал Vogue прочитал.)
95.23 КБ
nvdvr: (Default)
В очередной раз доставила «Литературная газета» — купил вчера, поскольку «Новая» закончилась. Лев Пирогов публиканул, видимо, критическую статью «Окончательный Пелевин», окончательно позиционировав литературную критику как исключительный способ самореализации субпродукта с истёкшим сроком годности при отсутствии дефицита. (Перечитайте.)

Про Виктора Пелевина в статье — первый абзац. Остальное (треть полосы, а пóлосы в ЛГ большие-пребольшие) посвящено:
  • Обзору романа «t» (в объёме: обложка плюс титульный лист. «Возьмём последний роман, названный с величавой скромностью...»).
  • Пустоте и её аспектам (в понимании Пирогова. Пелевин к этому моменту уже находится вдали от повествования).
  • Демонстрации собственного величия (с привлечением анекдотов) и принижению литературных заслуг Викторолегыча: «...очевидно, что, если бы Пелевин вывел в своём романе живых людей с их повседневными проблемами, его философская конструкция развалилась бы под их тяжестью». Очевидность вовсе неочевидна, но четыре тысячи знаков уже позади.
  • Гениальной по своей краткости, но, опять же, не имеющей никакого отношения к Пелевину и заявленной теме отсылке к Фромму («Свобода состоит в неучастии»).
  • Нескольким ныркам в Бодрийяра (тоже не пойми зачем, видимо, для «о, Бодрийяр!»).
  • Упоминанию Александра Гриценко в умерено-уничижительном контексте — как примера поглощения субкультур субкультурами. (В этом случае я за Гриценко, пожалуй, даже вступился бы. Ну совсем ни к селу ни к городу абзац).
Несколько последовательных диафрагмальных вздохов на тему «как молоды мы были», вплетённых в непрочное текстовое полотно ради объёма, завершаются вопросом к читателям: «А что, потратив время на чтение буквы „Т“, успели не сделать вы?». Всё. Статья закончилась. Роман низведён до буквы, впрочем, буква втиснута неправильная, поэтому получилось необидно. Зачем ставить вопросительный знак в конце чего-то «окончательного» осталось загадкой. То ли пироговский Пелевин не такой уж и окончательный, то ли место автора под конец занял пелевинский Пирогов — с бесконечным чувством непричастности к важным внешним событиям.
Писанина про самих себя — болезнь всеобщая, но излечимая; для профилактики достаточно отказаться от употребления личных и притяжательных местоимений первого лица. Однако у многих литературных критиков она перешла в хроническую форму. Критики отчего-то считают, что застукали авторов за столом на ферме Джонса в момент пира с потенциальными свиньями-читателями, и из статьи в статью спешат об этом открытии сообщить.

Но нет вам, критики, веры. Во-первых, потому что за происходящим вы наблюдаете вовсе не снаружи в окно, а во-вторых... не вы ли сами и подправили заповеди нашей скотофермы?

Досвидос, «Литературка», ещё года на полтора.
nvdvr: (Default)
Очень трудно полемизировать в нескольких тредах, сталкиваясь с одним и тем же набором нелепых, а зачастую просто бессмысленных контраргументов, держащихся ни чём, кроме амбиции «а я всё равно вот так скажу» или, что гораздо хуже, на малодушном предположении «скажу-ка я против Верочки, авось меня так не разнесут». При этом налицо нежелание многих участников (которых вовсе не я сделал участниками) помнить, читать, думать и понимать — как мои доводы, так и сложившуюся ситуацию. Особенно удивляет позиция некоторых коллег Веры Полозковой — вроде бы не приписанных к замшелым стойлам литредакций, но почему-то всё равно злорадствующих: «А Панин-то прав». В общем, экономя время, отвечаю разом на всё, дополняя мысли ретрокинопримером.

Давайте поглядим, в чём же так прав Игорь Панин. Прежде всего — для тех, кто кричит «красиво он ей врезал», «да, сейчас вот такая критика» — нужно помнить, что критик это не киллер, а спарринг-партнёр, помощник автора. Все остальные варианты — уже сфера этики и воспитания критикующего, но не литературы. Зачем критику обличать человеческое в поэте и заявлять «ничего хорошего из него не выйдет»? Обличение — прерогатива сатириков, да и то, если сатирик дружит с головой, а не с партячейкой, то через персонажей бичует общественные язвы, не используют героев для самоутверждения и отработки добивающих ударов. «Её талант вряд ли разовьётся в нечто стоящее» — в нечто стоящее так же не разовьётся 9/10 авторов портала «Стихи.ру» — и что? Безвестные панины, вы уже рады информационному поводу на несколько жизней вперёд?

Зачем Панин выбрал Верочку? — очевидно: у г-жи Полозковой публика сформирована не благодаря, а вопреки пресмыкающимся друг перед другом выпускникам литинститута, большинству премий и редакций. Вопреки той самой «литературной работе», которая давно заменила большинству талант и вдохновение. Именно вполне независимую Верочкину аудиторию я и называю в спорах «чужим полем», на которое влез Панин, полагая, что, ленясь вчитываться и понимать, он вправе додумать и уже на собственных фантазиях обустраивать литпрозекторий.

Повторю вопрос: зачем такая критика? Если в задачах стояло фигурно нагадить под чужую дверь, то можно было это сделать хотя бы честно, без фиоритур о сочиняющих стихи куклах и вариаций про несуществующую кислотную публику. Взять и в первом же предложении заявить: «Я, Панин Игорь, пишу стихи, считаю себя хорошим, умным и правильным, но мне этого мало и вот я решил поиздеваться над тем, кого умным и правильным не считаю; долго над объектом не думал, выбрал молодую популярную девчонку, и вот, что вам насчёт неё скажу — сочиняет херню, идёт в жопу дура конченая». Но за такую откровенность гонораров не платят, их платят за освоение печатного пространства.

Подстраховавшись невидимым коллективом с «великими поэзией, языком и традициями», Панин обзывает Верочкины стихи «литературным секонд-хендом», но при таком пафосе можно играть только на равном удалении от центра вкусовых координат. То есть критика должна быть авангардом живой мысли и литературного слова... Если ты такой замечательный провидец, значит, и сказать должен выразительней, а не обидней, умнее, а не подлее. Вместо выразительности и ума — дразнилки, кричалки, сопелки — всё что угодно, но не мысли о литературе. Панина можно понять: если работаешь в газете, то крутись как хочешь, а отведённую печатную полосу, полполосы, подвал — закрой. Нечем закрывать? Нет мыслей? А что есть? — желчь и немотивированное неприятие объекта? Ладно, сойдёт, в первый раз, что ли...

Возникает вопрос: если Полозкова так куклообразна, непатриотична, розово-гламурна, телесериальна, нескромна, вторична и почти бездарна — зачем о ней вообще писать? Зачем тратить время, бумагу, краску и чужое внимание на то, что «не разовьётся в нечто стоящее»? Уже ясно, что педагогическую помощь Панин оказывать Полозковой не собирался. Возможно, он хотел предостеречь несведущую публику? — но журналисту ли не знать про чёрный пиар?! Или было желание убедить действующих Верочкиных поклонников, что они потребляют что-то не то? — нет, опять мимо, потому что Панину про них всё известно, они «продвинутые нимфетки и одинокие, мечтающие о встрече с „положительным“ иностранцем студентки платных вузов», ловить нечего.

В третий раз спрашиваю — зачем и кому, кроме самого Панина, была нужна эта «рецензия»? Почему критик тáк относится к автору, чéм Полозкова заслужила использованные Паниным сравнения, обобщения и внеконтекстные цитирования — непонятно. Зато понятно другое. Панин пишет довольно интересные стихи, мне они, честно, чем-то даже понравились, но я первый раз про Панина слышу, а нелюбимой Верочки дома имею две книги и диск. Да, их купила жена, ей Верочка очень нравится, но где был Панин, пока Полозкова выступала на слэмах и в клубах, проводила встречи, завоёвывая внимание моей супруги и косвенно — моё? Где-где... Да, можно считать Верочку попсовой поэтессой. Правда, на этот счёт нет чётких критериев, однако для кухонных междусобойчиков такое определение вполне подойдёт, но тогда тем более нужно помнить банальность, что ЛГ — не кухня, а попса бывает разная. Да права, сто раз права Верочка. Вы проболтали и пробухали на своих кухнях всю свою жизнь, оглянулись — а дачи в Переделкине перестали давать за выполнение плана по изничтожению диссидентов. Что ж вам бедным делать остаётся? Только пытаться влиться в какой ни есть, но уж точно не ваш мейнстрим.

Кто окажется следующей ступенькой на лестнице к вершине панинского самолюбования? Ну, из тех кто... [livejournal.com profile] izubr? — будем честны: и экстраверт Верочка-то понервничала всерьёз, а Кудряшева другой психотип, топорная работа может надолго ввести человека в незаслуженный ступор. Правда, там закалка питерская, и у публики в том числе, по-московски гундосить не станут, Панина выловят и набьют морду. Или, чего уж далеко ходить, есть у меня знакомый — Артём, бывший спецназовец ГРУ. Тоже стихи пишет. Не Бродский, конечно, не Рембо, но вполне читабелен, знакомым нравится. И критику, даже ехидную, но дружескую, он воспринимает адекватно. Но я не уверен в его адекватности, если какой-то незнакомый борзописец ни с того ни с сего в «Литературной газете» ли, в блоге напишет что-нибудь типа: «Дуболомы бывают разные — в гриндерах и босиком, с автоматами и дубинками... Скоро появятся дуболомы, пишущие стихи... Артём пишет про войну — а я не понимаю этого, я живу в мирном городе... Талантлив ли Артём? — есть парочка стишков, но в целом ничего хорошего не получится, если не перестанет угождать своим корешам, ничего не смыслящим в жизни молодой литературной элиты». После такой «рецензии» на одного публициста в мире сразу станет меньше. Ну, кто рискнёт, подсказать адресок? То-то.

И напоследок. Многие считают, что Верочка натравила своих фанатов на Панина, и что фанатская реакция показала их чудовищную сущность. Предлагаю выключить своё вычурное эстетство и понять, что, во-первых, никто никого никуда формально не натравливал, статья была опубликована в газете, и не возмутись Полозкова — всё равно вылезло бы. Автор вовсе не в ответе за своих почитателей, а если кто-то с этим не согласен — пусть съездит на «Динамо», покричит там «„Мясо“ — чемпион!», а потом потребует с Кобелева денег на лечение. Во-вторых, попросту странно было ожидать какой-то другой фанатской реакции на плохо состряпанный памфлет.

P.S. Вспомнился мне тут фильм «Начни сначала». Снят он был почти исключительно ради того, чтобы Макаревича засветить, но есть там один момент, который замечательно иллюстрирует преемственность поколений наших критиков. Прошу прощения за не слишком удачную конвертацию — пережал и напортачил с пропорциями, но звук отличный. Песню слушать до конца, самое главное — после. Приятного просмотра!

nvdvr: (Default)
Оказывается, у Игоря Панина (см. предыдущий пост) есть ЖЖ, где он соревнуется с самим собой по скорости калоотложения. То есть сначала он гадит в отведённом для этого месте — «Литературной газете», затем, наперегонки с рулоном туалетной бумаги, который он пускает вперёд себя вместо сказочного путеводного клубка, бежит испражнятся к себе в журнал. Необходимо заметить, что он не одинок, и аплодирующая группа поддержки всегда стоит у его дверей, ожидая, когда Игорь Панин с торжественным видом вынесет бережно завернутую какаху, утрёт пот и радостно выдохнет: «Успел!».

Это просто ужас, сколько добровольных долбоёбов отметилось за четверг под репуликацией «рецензии» на книгу Верочки:

— Отличный текст, отличный.
— И вообще, пусть ебашит к своим марвелам, и гонит эту шнягу заграничным эстетам.
— Статья хороша — живо, едко... Однако — ну бог с ней уже, с Полозковой. Первый раз, что ли, носят на руках несущественное? Мода пройдет — и «кирдык вашей Америке». :)
— Верочка - на редкость гармоничная личность. Мало того, что на редкость некрасива, да ещё и страдает манией величия, и пишет плохо. Это какой-то Cадулаев женского пола. Держитесь :)

И так далее с бесконечными уебанскими смайликами. На критику в свой адрес Игорь Панин отшучивается, отбрехивается и всячески отмазывается. Вопросы «А сам-то ты — что?» обходит стороной. С каждой страницей комментариев, коих набралось семьсот с лишним, его реплики всё короче — определённым образом заточенные руки заметно устали. Будем надеяться, что эмоциональную разрядку он получил и теперь продолжит мастурбировать, избавив от себя человечество на непродолжительное время.


Вера Полозкова допустила тактическую ошибку, весьма эмоционально рассказав о критике. Гораздо лучше было бы утопить его в выгребной яме, как Пелевин утопил Басинского, и забыть, чем давать Игорю Панину повод думать, что он человек.

Четырежды употребив сочетание имени и фамилии критика я тоже ошибаюсь, но ошибку свою хочу сразу же исправить, чтобы в поисковиках осталась истинная суть хотя бы одного из авторов ЛГ. А поскольку от терминологии и эстетства я далёк, пятым разом буду краток: Игорь Панин — говно.
nvdvr: (пb)
«Литературная газета» — это такой печатный орган, который нельзя совмещать ни с какими органами человеческими.

Даже непродолжительное чтение ЛГ приводит к слепоте, энцефалопатии Вёрнике и увеличивает риск ишемического инсульта. Использование разворотов ЛГ в качестве полотенца способствует развитию псориаза и бородавок; в ряде случаев (если в контакт с кожей вступили рубрики «Общество», «ТелевЕдение», «Клуб 12 стульев» или приложение «Литературный резерв») отмечены паразитарные заболевания — чесотка, педикулёз и сыпной тиф. Если заменить туалетную бумагу «Литературкой», неизбежны геморрой, выпадение прямой кишки и рак сфинктера, а курение самокруток из приложения «Пером и шпагой» в течение месяца заканчивается аденокарциномой. Ношение ЛГ в кармане брюк гарантировано вызывает импотенцию. Любая пища, разложенная на «Литературной газете», становится полностью непригодной к употреблению через 5—7 минут. Цветы, завёрнутые в ЛГ, приносят несчастье.

И дело вовсе в том, что какой-то залупоголовый монстр по имени Игорь Панин, отвлёкшись от онанизма, написал так называемую рецензию на книгу Веры Полозковой «Фотосинтез», а в том, что вот уже несколько лет за портретами Пушкина и Горького прячется когорта около- и антилитературных деятелей, страдающих хроническим гнойным фимозом. Этот стыдный недуг (первым носителем которого был главред Юрий Поляков), причиняющий массу неудобств и страданий, не оставляет сотрудникам ЛГ ни минуты на обдумывание своих действий, что и приводит к еженедельному выпуску никчёмных многостраничных печатных простыней.

Что же касается барышни Полозковой, то я и сам недолюбливаю её творчество: мне не нравятся стихи Верочки, мне не нравится то, как они подаются, но... Вера Полозкова, в отличие от 99,9% всех, кто сегодня публикуется, пишет именно стихи. Она много и вдохновенно трудится над своими стихами, это очевидно, и качество её поэзии не даёт права любому пассивному педерасту, сменившему фаллоимитатор на авторучку и имеющему доступ в офис издания с приставкой «лит...», сравнивать Полозкову с куклой, судить о праве на лирических героев с иностранными именами и рассуждать о внутреннем мире.

Да, Полозкова — Верочка. Но это значит, что где-то рядом — правдочка, и до правды ей не так уж далеко. А сегодняшней «Литературной газете» даже помойка — чересчур почётное место.
nvdvr: (Default)


Сможете ли вы по приведённому ниже диалогу определить:
  1. Возраст собеседников (± 3 года; если затруднительно, то хотя бы используя предлоги «под», «за», «около»).
  2. Уровень образования.
  3. Род занятий.

Орфография с пунктуацией оставлены оригинальные, исключена лишь пара слов-указателей. Комменты скрыты, пока не наберётся хотя бы десяток (где-то до понедельника). Время для размышлений не ограничивается, но, чур, поиском не пользоваться (самим же неинтересно будет).


загадочка была здесь )


Ответ на загадку
Так уж случилось, что мои взаимные френды — люди по большей части вменяемые: пассивное саможаление, томные взгляды с верха прожитых лет и прочие признаки старперства вам не свойственны. Вероятно, именно поэтому никто не смог определить возраст. Огорчило, что из семерых ответивших (нужно будет, кстати, фредоцид провести по итогам — что это за активность?) пятеро попросили не раскрывать комментарии. Также некоторые утверждали, что по диалогу нельзя установить род деятельности, мол, он может быть и не связан с темой разговора. Ну, во-первых, нужно было угадывать, а не устанавливать, во-вторых, я всё же диалог не просто так подбирал, т.е. вычислить хотя бы приблизительно было можно. Специально для [livejournal.com profile] avsm: у тебя хорошая интуиция.

Итак, результаты. Поводов для истерик нет, но точные данные и выводы, я надеюсь, помогут в будущем легко идентифицировать подобные уровни безмыслия:

  1. Г. N. — 36, ж; Г. D. — 25 лет, м.
  2. Высшее (гуманитарное) у обоих.
  3. Г. N. — литературовед; Г. D. — русский поэт, прозаик, критик, эссеист (цитата по «Википедии»).


Приведённый пример является ярким образцом обсуждения, в котором играют роль не тема и не аргументация, а статусы собеседников. (В квадратных скобках, например, стояло словосочетание «моей первой повести»). Этот диалог демонстрирует худшее, что может случиться (и что ежедневно можно увидеть, услышать или прочитать в СМИ) с представителем гуманитарной отрасли: не будучи интеллигентами, они жалеют об упадке интеллигенции; не спрашивая с себя, ищут внешних и внутренних врагов; не являясь стариками, осуждают молодёжь.

Всем — счастья!
nvdvr: (Default)
У Марины Львовны Москвиной есть сказка «Что случилось с крокодилом», которую невозможно читать из-за того, что глаз спотыкается о попытки написания текста для детей человеком, который старается, но не может представить себя ребёнком: http://tramwaj.narod.ru/Moskvina/whathappen.htm. На месте про «баранки гну» можно выключать компьютер: непонятно, как такое вообще могло где-то публиковаться, будучи адресовано детям? С тем же успехом можно было построить диалог Крокодила и Крокодилицы так:
— А?
— Жуй, на!

Однако когда сказку анимировали, обезличив всех второстепенных персонажей, поставив на первый план взаимоотношения Крокодила и Птенца, сведя к минимуму диалоги внутри крокодильей стаи и — главная находка — сделав «перевод с крокодильего языка на русский», всё встало на места. Тот же глаз несказанно радуется и подмигивает Москвиной и команде мультипликаторов: «Спасибо!».

nvdvr: (мышъ)
Некоторые, знакомые со сказкой «Про Федота-стрельца, удалого молодца», но не заставшие время Леонида Филатова, полагают, что строчка «не богат, не беден, не в парше, не в парче, а так, вообче» читается как «не в „Порше“, не в парче».

Е. Е. 76

Jul. 18th, 2009 12:44 pm
nvdvr: (Default)
Евгению Евтушенко — 76, «Каллипов цикл». Возраст для поэта в России, учитывая известные тенденции, почти немыслимый, кажется, ему всегда было столько, и оттого он мнится не совсем поэтом, каким-то ненастоящим. Подозрительно для поэта — столько жить. Причём не то чтобы у Евгения Александровича плохие стихи, наоборот, попадаются весьма и весьма удачные... строфы — КПД у него невелик. Коэффициент поэтического действия. Углубляясь в какой-нибудь сборник, устаёшь разгребать за ним тонны словесной руды. Устаёшь от его литературы. От его «Я» в его стихах, словах, позе и голосе. Как поэт Евтушенко хорош в небольших дозах и соответствующей упаковке — голосе Сергея Никитина в фильмах Рязанова, например, или в зале Политеха раз в год.

А вот как популяризатор живого слова, как агент влияния русской литературы, как составитель антологии русской поэзии Евтушенко очень даже ничего. Живое доказательство принципа Питера и борьбы с синдромом конечной остановки.
С Днём рождения, больше-меньше чем поэт!
nvdvr: (Default)
Зарекался я не вступать в окологриценковское дерьмо (и это ещё далеко не всё, только где теги расставлены), но тут просто какой-то вопиющий случай и, надо сказать, он в точности соответствует моим прогнозам о стремительных темпах деградации в младописательских рядах.
Такой же писатель, как и Гриценко драматург, т.е. никакой, — некто Максим Свириденков — опубликовал переводы стихов Э. Хемингуэя. Не где-нибудь, а в «Иностранной литературе». Я не знаю, каким местом думал редактор, владеет ли он английским хотя бы в том же убого-школьном объёме, что и я, и вообще известно ли ему, какого качества переводы напечатаны в его журнале. Но одно могу сказать наверняка: такое литубожество нужно ещё поискать. Похерены ритм, накал стиха, уничтожена суть слов. Это не перевод, это жалкая версификация. Если вам кто-нибудь когда-нибудь покажет «стихи молодого Хемингуэя» в переводе на русский язык, убедитесь, что перевод делал не Свириденков, иначе блевотно. Особенно от пассажей типа «Солдатам не светит хорошая смерть / Им светит крест возле поля боя».


Champs d'Honneur
Soldiers never do die well;
Crosses mark the places,
Wooden crosses where they fell;
Stuck above their faces.
Soldiers pitch and cough and twitch;
All the world roars red and black,
Soldiers smother in a ditch;
Choking through the whole attack.


The Age Demanded
The age demanded that we sing
and cut away our tongue.
The age demanded that we flow
and hammered in the bung.
The age demanded that we dance
and jammed us into iron pants.
And in the end the age was handed
the sort of shit it demanded.
Champs d’honneur
Солдатам не светит хорошая смерть.
Им светит крест возле поля боя.
Крест из дерева вгонят в земную твердь
У павшего воина над головою.
Солдат кашляет в дыму и корчится,
А вокруг грохот взрывов, огонь и вой.
Солдат, пока атака не кончится,
Задыхаясь, не верит, что он живой.


Век потребовал
Век потребовал, чтобы мы громко пели,
Но отрéзал нам языки на деле.
Век потребовал, чтобы мы шли вперед,
Но стеной кирпичной закрыл проход.
Век потребовал, чтоб мы пустились в пляс,
Но одел в железные брюки нас.
И в конце концов наш век напоролся
Как раз на то, за что он боролся.



P. S. Пост — не из ненависти к Свириденкову и не из любви к Хемингуэю. Это справедливость, выраженная в нескольких абзацах.
nvdvr: (Default)
11011111 00100000 11110101 11101110 11110010 11100101 11101011 00100000 11100001 11111011 00100000 11110001 11101010 11100000 11100111 11100000 11110010 11111100 00100000 11101010 11101110 11100101 00101101 11110111 11110010 11101110 00101100 00100000 11101101 11101110 00100000 11101010 11110010 11101110 00101101 11101101 11101000 11100001 11110011 11100100 11111100 00100000 11101101 11100000 11100010 11100101 11110000 11101101 11111111 11101010 11100000 00100000 11100011 11101110 11100010 11101110 11110000 11101000 11101011 00100000 11110010 11101110 00100000 11100110 11100101 00100000 11110001 11100000 11101100 11101110 11100101 00100000 11100100 11101110 00100000 11101100 11100101 11101101 11111111 00101110 00100000 11010010 11100000 11101010 00100000 11110111 11110010 11101110 00100000 11100010 11111011 00100000 11100010 11110001 10111000 00100000 11100111 11101101 11100000 11100101 11110010 11100101 00101110
nvdvr: (Default)
Эвфемизм «в рот мне ноги», ставший невероятно популярным после выхода «Уличного мага», озвученного Андреем Бочаровым, оказывается, не так уж молод. Обнаружен в «Емельяне Пугачёве» Шишкова (1940-е годы). Именно такими словами ругается какой-то крестьянин.
«Стильно» — слово-знамение зарождающегося гламура 1990-х — встречается у Зощенко, т. е. ещё в 30-х гг. прошлого века.
«Респект и уважуха», правда, в более просторечном, но и одновременно в более благородном варианте — «решпект и уважение» — можно найти у Гоголя, полтора века назад.

Надо перечитать «Повесть временных лет» и «Задонщину». Наверняка сыщется «превед».

refake

May. 15th, 2009 10:31 pm
nvdvr: (Default)
Сырая и непродуманная — слова явно побежали впереди мысли — строка из песни «Правда на правду» про скальпель провизора (Провинция зевала нервно-грустно в телевизоры, / А кто-то просто шёл домой и ел яичницу, / Дышали трупы тихо-мирно под скальпелем провизора, / А кто-то в зеркале вертел уже своею личностью…) ввиду невозможности переделки была проглочена поклонниками «ДДТ» так же, как и многие другие нелепицы из текстов Юрия Юлиановича, потому что Шевчук для своего слушателя ценен не тем, что он ошибается, а тем, что и как он делал, делает и продолжает делать. Ясно же, что имелся в виду прозектор, патологоанатом, а не мирный аптекарь, но рифма к «телевизорам» уже приросла, встала суровым кирпичом в стене и легко осталась бы в веках наряду с милой гоголевской «щекатуркой» или пресловутым «круглым столом овальной формы» Достоевского. Однако провизор вместе со своим несуществующим скальпелем почему-то выпал из текста, представленного «Новой газетой» в качестве анонса сборника стихов «Сольник». Оставлено только лысое, ни с чем не сочетающееся:

Провинция уткнулась грустно, нервно в телевизоры,
А кто-то в зеркале вертел уже своею личностью!

После, как мне кажется, предательской (по отношению к нескольким поколениям) переделки песни «Рождённый в СССР» от Шевчука можно было ожидать ремейка, но не такого откровенного вымарывания. Как-то неприятно.
nvdvr: (Default)
Письмо Всеяредакции «Тарасу Бульбе».

Вот, собственно, и всё, чего заслуживает фильм. Правда, Бортко уже ничем не проймёшь.

ban_set

Mar. 26th, 2009 06:13 pm
nvdvr: (Default)
Консоль скоро перегреется — спамеры и рекламеры френдят круглосуточно. Весна? Часы, фильмы, фотоаппараты, женская одежда, советы по шопингу… И расчёт, главное, простой: зафрендили, значит, с большой долей вероятности человек пойдёт смотреть, кто и почему. Перешёл — добавил посещаемости. Тьфу! В статистике — та же картина. Из десяти пришедших новичков 7—8 непременно что-нибудь рекламируют. А если не рекламируют, то всё равно какой-нибудь деградант обязательно затешется. Второй месяц подряд обнаруживаю гостя — [livejournal.com profile] booksir. Семнадцатилетний студент-первокурсник Пензенского государственного университета, мечтающий учится в Литинституте, ищущий волшебную палочку (при том, что на фото в профайле он, кажется, с голой жопой — наверняка отыщет!), а в ЖЖ со старческим придыханием пишущий «да, тогда мне было 7 лет…» — это пиздец, одна сплошная патология.

Нормальные люди, вы зря прячетесь и думаете, что это время вместе с уродами пройдёт само по себе.

ДОБ: Этот малолетний буксир далеко пойдёт! — нужно было сразу заглянуть в список его взаимных френдов. Очаровашка [livejournal.com profile] gricenko, оказывается, давно взялся его опекать. Неудивительно. Искренне желаю успехов обоим.

«У неё были черные волосы
И глаза, как у всех. Но вот он —
Этот запах, который шёл с голосом,
Он похож был на запахи лон»

* * *
«…но запах, этот пронзительный, как гильза, вылетевшая из дула…»

Это Буксир. Скорей бы он получил «Дебют» (хотя ему нужно персональную — «Стремительный домкрат») и все остальные премии. Как только это случится, необходимость взывать к общественному мнению — «посмотрите на уродов, дискредитирующих профессию!» — отпадёт.
nvdvr: (Default)
При поддержке партии «Справедливая Россия» приложением к «Литературной газете» выходит вкладыш «Литературный резерв». Если заглянуть внутрь, то можно увидеть, что за «ананасы» вызревают в литературно ориентированных оранжереях.Read more... )

Profile

nvdvr: (Default)
nvdvr

July 2014

S M T W T F S
  12345
67 89101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 12:54 pm
Powered by Dreamwidth Studios