nvdvr: (Default)
Традиции традициями, но торговля и ритуальный забой баранов в центре Москвы — явный перебор. Это уже не великий мусульманский праздник Жертвоприношения, а дичь и варварство, настоящий чурбан-байрам. И не надо про религиозную или национальную нетерпимость, я в Казахстане вырос. Не могу сказать, как там сейчас (может быть, тоже на центральных площадях праздничных верблюдов режут, однако то Казахстан, имеют право), но 10 лет назад всё делалось цивилизованно: выезд в село или на дачу, либо в частном секторе, не на виду, а дальше — семейный праздник, красота. В современном российском городе подобные торжества это антисанитария и показная жестокость. Тем более что стараются купить не готового правильно забитого барана, а живого, чтобы самостоятельно его зарезать, часто не отходя далеко от мест покупки — мясо проще кусками унести, в метро со скотиной не пускают. И в Москве это ещё по задворкам и внутри грузовичков делают, а на периферии, многие рассказывают, прямо на газонах, не стесняясь.

Человек, не слишком знакомый с мусульманскими традициями и не желающий знакомиться с ними настолько, чтобы спокойно воспринимать публичное убийство животного, начинает думать, что этим всё равно, кого резать, и здесь часто мысль останавливается. Скажете, ксенофобия? — ничего подобного. Нормальная реакция — «убийцей» выглядят и забойщки на мясокомбинатах, безотносительно их национальности, но они находятся на работе, вторая часть мысли, про «всё равно кого», уже в голову не приходит. Так что страх, отвращение и ненависть, в случае с баранами на улицах, предсказуемо обращается против тех, кто треножит, режет, снимает шкуру, разделывает и обваливает.
nvdvr: (Default)
Я, конечно, вырос в Казахстане и даже застал те благостные два года в первой половине 1990-х, когда заряженную беломорину можно было спокойно прикуривать у патрульного милиционера — коноплю если и покупали, то киргизскую либо афганские шишки (буэ-э), своя же в любом количестве росла в степи, в полукилометре от города, и борьба с ней была бесполезной затеей — однако не могу припомнить столь мощных приходов. Вероятно, человек использовал особый сорт или состав сурового ватиканского замеса: «...когда Виктор Цой сочинял свои произведения и особенно когда Виктор выступал на сцене, он становился одержимым и охваченным этим демоническим духом [...] именно во время всех своих концертных выступлений Виктор Цой в весьма активной осуществлял свое демоническое колдовское шаманство...».
nvdvr: (Default)
Сестра прислала объявление, помеченное ею как «их нравы»:
21.96 КБ
«Наше похоронное бюро приглашает на бесплатную экскурсию: станьте нашими гостями и посетите расположенный рядом с границей чешский крематорий „Висо“. Во время однодневного автобусного путешествия мы познакомим вас с работой крематория, предлагающего свои услуги по особенно низким расценкам. Предварительная запись на участие в экскурсии обязательна, количество мест ограничено».

Всё хорошо, только самую малость напрягает «познакомим с работой».
nvdvr: (Default)
29 августа исполнилось 60 лет первому испытанию советской ядерной бомбы. Сегодня подробности про «устройство РДС» легко можно узнать в «Википедии», а также, прошерстив блоги, прочитать массу восторженных постов о силе ядерного щита и былой мощи советских технологий. Виртуальность, увы, и на этот раз отстаёт и отличается поверхностностью. Как говорится, текстуры проработаны, да начинки нет.

Испытательный полигон назван семипалатинским несправедливо, он почти поровну поделен с Павлодарской областью, а значительная часть площадки «Опытное поле» вылезает даже на соседнюю Карагандинскую. Воскресные землетрясения (от подземных ядерных взрывов и динамических исследований; до Павлодара доходили волны 0,5—1,3 балла, поэтому школьные учения по гражданской обороне были приближены к боевым и проходили дважды в месяц) и радиация в равной степени доставались почти половине Казахстана, ветры уносили радиоактивные облака на Алтай. Восемнадцать лет назад испытания были прекращены, но территория сильно заражена до сих пор. Какие-то столбики, обозначающие потенциально опасную зону, говорят, поставили только пять лет назад. Не уверен, что это как-то повлияло на образ жизни людей, которые как жили так и живут, пасут скот и рожают по соседству с этим неприметным адом — в степи нет границ.

На СИПе я был дважды, разумеется, после его закрытия, в конце 90-х, и не в испытательных шахтах. Если так можно выразиться, любовался постапокалиптическими пейзажами («Кин-дза-дза» и «Fallout» не идут ни в какое сравнение), встречался с оставшимися учёными-ядерщиками и радиологами, разговаривал со свидетелем воздушного ядерного взрыва. А ещё я видел «детей полигона»: с врождёнными раковыми опухолями в полтуловища, олигофренов, гидро- и анцефалов с изменёнными и мутированными конечностями — по большей части на фотографиях, но двух чуть живых наблюдал лично... И как высшая гармония не стоит слезинки замученного ребенка, так и вся эта советская и антисоветская ядерная мощь тем более не стоит этих детей, иссохших глаз их родителей и выжженной, навсегда убитой земли.

Семипалатинский испытательный полигон.
nvdvr: (пb)
Подходит ко мне сегодня около «Сокольников» милиционер:
— Сержант Чав-чав-чав, Ваши документы!
Естественная реакция — переспросить:
— Повторите, пожалуйста, свою фамилию.
— ?
— Я хочу её записать. А также сообщите, по какой причине вы меня остановили?
Фамилию сержант не повторил, а поинтересовался, куда я направляюсь, и что у меня написано на футболке. Куда я направляюсь — моё дело, о чём товарищ в форме и был немедленно поставлен в известность, но вот на футболке у меня сегодня — «русский иероглиф»...
— Это иероглиф такой. (Я скрыл этническую принадлежность, мало ли что, межнациональная рознь какая-нибудь.)
— А мне кажется, что там что-то другое написано.
— А мне кажется, что вы полномочия превышаете, — неожиданно осмелел я, сориентировавшись: сержант, один, рации нет, никто на помощь быстро не придёт, значит можно «грузить» и сваливать. (Хотя мгновенно всплывшие в памяти прецеденты лингвоэкспертиз оптимизма не прибавили). — Это моё дело, что у меня и где написано. И куда я иду — тоже. И вообще мне пора.
— Нет, подождите. Я знаю, что вы идёте на акцию по поводу его дня рождения.
— Чьего дня рождения?
— Да того, кто у вас на футболке написан.

Сказать, что у меня немедленно начала съезжать крыша — это не сказать ничего. Всё, думаю, надо с Пелевиным завязывать, уж как-то слишком реальности переплетаются. А сержант продолжает:
— У вас же написано... «Ходорковский»?

* * *
Придя в себя, я сказал, как правильно читается этот иероглиф, после чего поспешил в метро, не дожидаясь, пока милиционер придумает, как использовать вдруг обретённое знание против меня.

* * *
С Днём рождения, Михаил Борисович!
nvdvr: (Default)
Даже кратковременный, вместо перекура, интернет-сёрфинг иногда приводит к неожиданным результатам. Страница, посвящённая шершням, только что неожиданно свалилась ко мне в браузер. И ладно бы происходила она из какого-то научного портала или онлайнового энтомологического справочника. Нет! Совершенно частная страница клуба любителей (или защитников) шершней. Немецкие энтузиасты, считающие, что главная задача человеческой цивилизации — спасти семисантиметровых агрессивных и чрезвычайно ядовитых ос, перевели свой чудесный мир на несколько основных земных языков, за что хочется сказать большое спасибо, потому что получилось довольно интересно. Вдобавок я узнал новое слово «ужал» (отглагольное существительное от жалить). Немецкая версия информативней прочих и содержит не только основную информацию о жизни «миролюбивых насекомых», но и советы по культивированию популяции шершней и краткой информацией о том, какие меры по защите шершневого достоинства предпринимаются в соседних странах.


Помимо собак и кошек, меня кусали скорпионы, тарантулы, шмели, лесные пчёлы, бесчисленное количество бумажных ос и осенних мух, гадюка и даже больная конъюнктивитом ящерица. В зависимости от времени года и наличия под рукой синьки (не спиртного, а метиленового синего) все эти напасти не оставляли неприятных ощущений больше чем на три-четыре дня, а также позволили сделать основательный вывод об отсутствии индивидуальной непереносимости ядов перечисленных тварей, но когда меня тяпнул в лопатку забравшийся под чехол автосиденья шершень...

В первый момент я подумал, что кто-то из товарищей глупо пошутил и запрятал в спинку сапожное шило, или износившийся дерматин внезапно выпустил наружу заостренный кончик томящейся пружины. Прежде чем до меня дошло органическое происхождение невыносимой боли, неизвестность впилась в меня ещё два раза. Матерясь и вопя, я в бешенстве вскочил, разорвал ткань чехла и столкнулся с ужасом лицом к лицу. Полосатая сволочь даже не пыталась улететь, а просто ползла на меня, как мне тогда показалась, шипя и скрежеща жвалами. В одном из её фасеточных органов зрения я отражался целиком. Думаете, у страха глаза велики? — как бы не так! Прихлопнув шершня кроссовком (и ещё не с первого раза убив), я измерил его, и это было последнее, что я успел в тот день сделать укушенной стороной тела. В длину он оказался с пачку сигарет «Magna», а расправленные крылья аккурат укладывались по ширине. Жало, которое, кстати, шершни не оставляют в теле жертвы, а бережно уносят с собой, приберегая для следующих любителей экстремальных плотских удовольствий, оказалось сантиметровым и толщиной со спичку. В общем, это был самый настоящий пиздец в полосатой шкурке и с крылышками.

Правую руку, всю спину и половину моей правой ноги буквально парализовало на пару дней. На выживших в химической войне было приятней смотреть, чем на меня. Болела натянувшаяся горбом кожа, ломило суставы, ныли зубы. Только к концу первой недели я смог уверенно самостоятельно передвигаться. Полностью вылечиться удалось через месяц. Дело было в Казахстане, а азиатские шершни отличаются особенно крупными размерами и силой яда.

Через несколько лет в Томске я расправился с другим шершнем, каким-то ветром занесённым ко мне в квартиру. За ним в игровом азарте погналась кошка; я сначала подумал, что она охотится за очередной мухой, но когда я разглядел размеры, понял, что через мгновение у меня одной кошкой может стать меньше. Сначала я прижал насекомую зверюгу гранёным стаканом к оконному стеклу (нервничая, шершень пытался укусить меня сквозь прозрачную стену, и я очень боялся, что это ему может вскоре удаться, он был аккурат в длину стенки), затем просунул картонный лист между стеклом и стаканом, закрыл горловину и понёс импровизированную клетку на балкон. Там я несколько минут объяснял шершню, что без разрешения и предварительной договорённости нехорошо проникать в чужие жилища. Когда мне показалось, что доводы восприняты, картон был убран со стакана. Хищный полосатый дирижабль сделал круг в поле зрения и полетел обратно ко мне домой... Извини, дружок!

Больше подобных встреч не было и, надеюсь, не будет.
А сайт про шершней хороший. Неожиданный такой сайт.

1+2

Jul. 20th, 2007 03:31 pm
nvdvr: (Default)
В моей основной работе, переполненной минусами физического, психологического и материального характера, есть один плюс — радость исследователя. Вдоль и поперёк проходя Москву, постоянно натыкаюсь на какие-нибудь интересные места. Впрочем, это может быть плюс Москвы, а не работы, но тем не менее. Минувшая неделя выдалась особенно «рыбной»: удалось обнаружить три уникальных во всех смыслах магазина…Read more... )
nvdvr: (Default)
Захотелось квасу. Зашёл в «Теремок». Был неприятно удивлён повышением цены на три рубля — предпосылок вообще-то нет, тем более, что погода способствует активному употреблению напитка… Read more... )

Profile

nvdvr: (Default)
nvdvr

July 2014

S M T W T F S
  12345
67 89101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 06:58 am
Powered by Dreamwidth Studios